Сегодня
МЕНЮ
ПОПУЛЯРНЫЕ СТАТЬИ
АРХИВ НОВОСТЕЙ
Счетчики посещений
» » МНЕ БОЛЬНО (рассказ)
МНЕ БОЛЬНО (рассказ)
  Проза | Автор: admin | 25-05-2015, 07:18
…Мама ей говорила: главное, чтобы волосики были чистенькими и хорошо причесанными, и чтобы улыбка на лице, и тогда счастье обязательно тебя найдет, оно, как солнышко, выглянет однажды из-за тучек.И Маша улыбалась, улыбка давалась ей легко, как и все остальное, к чему она прикасалась в своем тесном домашнем мирке. А все потому, что характер у Маши был легким, без всякой обиды на судьбу. Трудно ей давалось лишь одно – передвигать инвалидную коляску, в которой она сидела, по старому полуразрушенному паркету. Но и с этим она постепенно научилась справляться.
А счастье действительно её нашло. Просочилось в виде телефонного звонка.
– Да?
– Алло, мне, пожалуйста, Юрия Львовича позовите.
– Здесь такой не живет.
– Ох, простите, вероятно, я набрал не тот номер.
– Вероятно. Но вы не огорчайтесь, это случается с каждым.
– В самом деле? С вами это тоже бывает?
– Со мной? Да нет. Мне и звонить-то некуда, разве что подруге.
– И что же? Вы договариваетесь о встрече, идете в кино, на дискотеку?
– Да нет (Маша тихонько рассмеялась). Просто она приходит ко мне, если у неё есть свободное время.
– Вы пьёте чай, просматриваете кассету с романтической любовной историей…
– Чай мы действительно пьём, но вот насчет содержания кассеты вы не угадали. Я предпочитаю «Подводную одиссею команды Кусто».
– Мадагаскар, джунгли Борнео…
– Австралия, мишки коала, жующие бамбук, кенгуру… Хотя, вообще-то мишки коала едят эвкалиптовые листья, бамбук жуёт панда… Но неважно.
– Вы, наверное, любите путешествовать?
– Да, я обожаю путешествовать, только это приходится делать, сидя перед экраном телевизора.
– А как насчет отелей на побережье Средиземного моря?
– Отелей? Я об этом не думала. Мне бы больше понравился ночлег под открытым небом, и чтобы обязательно увидеть падающую звезду и загадать желание.
– Да вы просто романтик! А диких животных вы не боитесь?
– Я думаю, они не станут нападать на такую беззащитную, как я…
Того, кто ошибся номером, звали Борис. Борис возглавлял небольшое туристическое агентство «Тайфун»: вопрос о диких животных он часто задавал девушкам, желающим посетить экзотические уголки земного шара (и не только девушкам), и слышал в ответ что-то вроде «мечтаю слиться с диким зверем в едином страстном порыве!» или «вы и есть то самое животное?». А от Машиных слов веяло какой-то детской простотой и искренностью, она, видимо, не умела кокетничать и водить за нос, как это делали с Борисом другие женщины (и не только женщины). Их телефонный разговор растянулся на несколько вечеров, ведь когда не туда попадаешь, всегда есть о чем поболтать, не правда ли?..
– А кто такой Юрий Львович? – поинтересовалась Маша.
– Он врач. Побывал в Индии, Китае. Владеет несколькими языками. Мануальный терапевт, иглоукалыватель… да и вообще прекрасный человек, я тебя с ним обязательно познакомлю. А кстати, девушка, не пора ли нам встретиться, так сказать, наяву? Как вы на это смотрите?
– Я не могу, – ответила Маша и, поколебавшись, объяснила причину, по которой не может; мама учила её, что всегда надо говорить правду. «Порядочные мужчины ценят откровенность. И непорядочные, кстати, тоже».
– Тогда мы идем к вам, – без всякого смущения сказал Борис и через час уже нажимал на кнопку дверного звонка.
«Открывать, не открывать…» – раздумывала Маша, сердце которой бешено колотилось, но разве можно долго колебаться перед лицом Судьбы?..
На пороге стоял невысокий, не очень красивый, но уже смело претендующий на роль единственного и неповторимого. Борис перешагнул порог Машиного дома, даже не взглянув на её парализованные ноги (которые обычно сразу же притягивали взоры любопытствующих и сочувствующих), а через пару минут уже ставил на кухонную плиту чайник.
Борису недавно исполнилось тридцать лет, и в его жизни было немало любовей с длинными ногами на высоких каблуках. Длинные ноги резво бежали по дороге, неожиданно скрывались за поворотом, оставляя после себя лишь горькие воспоминания. Может, Борис просто решил, что хватит с него длинноногих любовей? А может быть, при виде Маши в нём проснулось то самое Настоящее Чувство, чистое, как капля росы в доиндустриальную эпоху? Большое чувство, то самое, которое люди редко прощали кому-нибудь, если оно касалось не их лично, а, например, соседа.

* * *

– Саз, далеко ли ты собралась?
Саз… Она ненавидела свое имя ещё и потому, что оно, как никакое другое, подходило к её продолговатому лицу с крупными чертами и многочисленными конопушками, от которых не было спасения. И волос был таким редким, что на голове не держались даже простые «невидимки» в форме божьих коровок и котят. В метриках её имя писалось как Сьюзен, но легче от этого не становилось. Вроде бы так звали прабабку, которая была родом из Америки, но подробности этой семейной истории мало интересовали Саз. Она просто отказывалась смотреть на себя в зеркало, ей легче было вообразить свою внешность: пышноволосая, высокая и стройная. Интересно, что скажет Принц на Белом Коне, увидев её на самом деле? (если таковой Принц вообще уготован ей в этой жизни). Развернется и ускачет прочь? (а его Конь, глянув на её ноги, просто заржёт от возмущения). Такие ноги лучше прятать под широкой цыганской юбкой…
Саз в детстве сильно картавила, и её таскали к логопеду. Врачиха долго копалась во рту у Саз легкими металлическими инструментами, да ещё и пальцем надавливала на язык, тем самым вызывая у Саз отвращение и брезгливость. При этом сама целительница так звонко произносила все эти «ры-ы-ы» и «сы-ы-ы», что так и хотелось стукнуть её по очкам. Саз казалось, что логопед просто хвастает перед ребенком своими способностями, но ничуть не хочет помочь. Логопед отказывалась заниматься с Саз, а девочка, в свою очередь, закатывала истерики перед каждым визитом к врачу…
– Лучше я тебя в интернат отдам, – сказала мама в сердцах.
В интернате водились дауны и олигофрены. Саз не могла понять, что может быть общего между ними и ею, и часами сидела молча, от обиды ни с кем не разговаривая. Тогда Саз потащили к невропатологу. Невропатолог, толстая пожилая еврейка с обвисшими красными щеками, притянула Саз к себе за руку и попросила почитать какой-нибудь стишок. «Ничего я твоей заднице читать не буду», – грубо заявила Саз, за что тут же получила по губам. Потом, дома, они рыдали обе, и мама, и Сьюзен; обнявшись, они думали, как им жить дальше. Собственно, думала только мама. Сьюзен просто размазывала по лицу слезы, отчаянно жалея себя… Я НИКОГДА ТЕБЯ НЕ БИЛА, ЭТО НЕПРАВДА! ДА, ТЫ НЕ БИЛА МЕНЯ ТОЛЬКО ТОГДА, КОГДА Я СТОЯЛА ПЕРЕД ЭТОЙ… НЕСЧАСТНОЙ ЖЕНЩИНОЙ, КОТОРАЯ ДОСИЖИВАЛА СВОИ ПОСЛЕДНИЕ ПРЕДПЕНСИОННЫЕ ДНИ В ДЕТСКОЙ ПОЛИКЛИНИКЕ, Я ЕЁ МОЛЧА НЕНАВИДЕЛА. И ЭТИХ СЛОВ Я ЕЙ ТОГДА НЕ ГОВОРИЛА. Я ИХ ПРОСТО ПРОИЗНЕСЛА ПРО СЕБЯ, НО ТАК ОТЧЕТЛИВО, ЧТО ОНИ ОТПЕЧАТАЛИСЬ НА МОЕМ ЛИЦЕ, А ТА ОТТОЛКНУЛА МЕНЯ, ЧТО-ТО ПРОШИПЕВ ПРО УМСТВЕННУЮ ОТСТАЛОСТЬ И ЧТО Я РЕБЕНОК НЕ ЕЁ ПРОФИЛЯ. ТОЛЬКО ТОГДА ТЫ УВЕЛА МЕНЯ ОТ НЕЁ, А ДОМА ВЗЯЛА РЕМЕНЬ И ПРОШЛАСЬ ПО МОЕЙ ГОЛОЙ ЗАДНИЦЕ (ОТТОГО, ЧТО ПРОСТО НЕ ЗНАЛА, ЧТО СО МНОЮ ДЕЛАТЬ). НО ТАКОЕ БЫЛО. ВЕДЬ БЫЛО ЖЕ?
По мере взросления Саз хотелось быть вожделенной противоположным полом. Но для этого надо было хотя бы заговорить с предметом своей симпатии, а не прятаться за ширму своих недостатков, не киснуть дома, роняя слезы на подушку и задыхаясь от зависти, что вот кто-то другой ходит на свидания с тем, с кем должна была бы пойти она. Хотя куда она пойдет в таком виде…
Надо было избавиться хотя бы от длинных цветастых юбок – не век же в них волочиться, наступая на собственный подол при выходе из автобуса. И первое, что сделала Саз, получив от тёти в подарок денежную сумму на свое пятнадцатилетие – купила чёрные кружевные трусики с сетчатой вставкой на самом интимном месте! Ведь шёл пятый год перестройки, и прилавки отечественных магазинов изменились, как по волшебству. Куда-то подевались абрикосово-розовые панталоны с начёсами и без, их сменил шёлково-кружевной интим. Как можно было не купить такое? Как можно было удержаться при виде нижнего белья, знакомого лишь по заграничным фильмам?.. Другое дело цена (Саз зажала в кулаке всё, что осталось от тётиного подарка)… но это не важно, важно то, что сейчас она придёт домой, и дома никого не окажется… Она натянет эти трусики перед зеркалом и будет шокирована тем, как пробивается сквозь крупную сеточку её тёмно-рыжий волос, густой там, где это вовсе не обязательно… Потом Саз сдёрнет с себя вожделенное бельё и забросит его в глубины платяного шкафа, чтобы никто не обнаружил покупку, а на оставшиеся тётины деньги она приобретёт и косметику, с которой тоже неясно, что делать, ведь у Саз нет даже подруги, с которой она могла бы посоветоваться… вернее, есть одна, но такая, как и сама Саз – ничем не пользующаяся; подруге было на всё наплевать. И дело кончилось тем, что яркий корпус итальянского косметического набора «PUPO», с силой брошенный на пол, разлетелся почти вдребезги. На что она злилась? На себя, на свою нестандартную внешность? На мир, в котором ей придётся жить? Она так и не поняла.
…– Саз, где деньги?
– Какие деньги?
– Те самые, ты знаешь, какие. Я видела в магазине неплохое платьице, как раз на тебя.
– Мне не нужно платьице.
– А что тебе нужно?
– Мне нужны джинсы и короткие шортики.
– Что за глупые фантазии? Где я тебе возьму джинсы? Да ещё и шортики? Да ещё такие, какие ты попросишь? Ты хоть покажи, на что потратила деньги… Что это?! Что это за дрянь?! За сколько ты их купила?
ЭТО ТЫ МЕНЯ ТАКОЙ ВОСПИТАЛА, ТАКОЙ ЗЛОЙ И ЗАВИСТЛИВОЙ, ЭТО ТЫ СДЕЛАЛА ТАК, ЧТО Я САМА СЕБЯ НЕНАВИЖУ!!! ТЫ РАЗУЧИВАЛА СО МНОЙ ВСЕ ЭТИ ДУРАЦКИЕ ПЕСЕНКИ, ЯКОБЫ ИСПРАВЛЯЮЩИЕ РЕЧЬ, ОСОБЕННО ВОТ ЭТУ:

– Резиновую Зину купили в магазине,
Резиновую Зину в корзине понесли…

ТАК ВОТ, Я СТАЛА ТОЙ САМОЙ РЕЗИНОВОЙ ЗИНОЙ, КОТОРУЮ МОРАЛЬНО ЛУПИЛИ ВСЕ, КОМУ НЕ ЛЕНЬ…
– Чем вы тут торгуете, девушка? Уж не химическим ли оружием?
Этот тип уже битых полчаса действовал ей на нервы, мешая читать «Любовника леди Чаттерлей». В отделе французской косметики, куда Саз устроили работать по знакомству, царили тишина и покой, поскольку поверить в истинную французскость такой косметики, да ещё со скидкой 48%, мало кто мог. А он стоял у стенда с помадами, нагло срывая темно-вишневые колпачки с флаконов, и всё время что-то нюхал…
– Нет, я, конечно, могу накрасить свои губы, но это как-то не так будет выглядеть… Может, вы мне свои предоставите?
Саз, молча, пододвинула ему белый глянцевый лист для проб, не забывая при этом улыбаться. Улыбка – это главное оружие в её работе, кто не улыбается, тот теряет место.
– Это на что вы мне тут намекаете, чтобы я вам что нарисовал? И что это мы тут читаем, а?
– И что это тебе, обезьяне этакой, от меня нужно? – не выдержала Саз, продолжая улыбаться.
…Ничего из ряда вон выходящего не произошло: обычная склока между покупателем и продавщицей, с кем не бывает? Но на душе отчего-то стало скверно… А тут ещё этот тип потребовал жалобную книгу и написал, что его обложили самыми изысканными сквернословиями…
…– Я, кажется, просила тебя купить сливочного масла, Саз.
– Забыла. Извини.
– «Забыла»… А что это у тебя в руках?
– Угадай.
– Да тут и гадать нечего, опять «СПИД-инфо», и как ты только такую дрянь читаешь? Ты хоть на работу не бери с собой такую литературу.
– А работы, мамочка, уже не будет. Меня увольняют.
– Та-ак, опять кому-то нахамила. Ты всегда и везде хамишь…
– Неужели?
– А виноваты во всём эти твои порнографические журнальчики и газетки! С людьми надо больше общаться, а не читать эту пошлость.
– Если б ты только видела, как эти люди со мной общаются…
– Люди есть люди. Какие бы они ни были – это живые люди.
ДА, МАМОЧКА, ТЫ, КАК ВСЕГДА, ПРАВА. ЭТО ЖИВЫЕ ЛЮДИ. И Я ТОЖЕ ЖИВАЯ. А ЛИТЕРАТУРА – ЭТО ЛИТЕРАТУРА, И КТО ВИНОВАТ В ТОМ, ЧТО Я ЖИВА ТОЛЬКО БЛАГОДАРЯ ИМ, ЛИТЕРАТУРНЫМ ГЕРОЯМ…
…Саз так и не поняла, откуда, из какого литературного произведения шагнул в её эротические сны этот страстный, черноволосый мачо с хищным взглядом, жёсткими усами и короткими волосатыми пальцами; он укладывал её на песок на берегу Тихого океана, под пальмами… или это были не пальмы? Впрочем, какая разница, если это всего лишь сон, прекрасный сон, от которого не хочется просыпаться любой девственнице (да и не только девственнице). Больше всего он любил стаскивать с неё трусики (те самые, злополучные, которые она хотела изрезать в лоскуты, но передумала и засунула их под свой матрас) и щекотать усами между ног, после чего Саз просыпалась с ощущением липкой влаги в промежности… Приходилось бежать под душ. Как-то раз, проходя мимо зеркала обнажённой, она взглянула на свое отражение. Выпуклый животик, давно не бритые подмышки… Интересно, сможет ли она понравиться реально, встретив на своём пути этого таинственного мексиканского мачо, или кто он там есть на самом деле и как его вообще зовут? МОЙША ФРАНКЕНШТЕЙН – всплыло у неё из глубин подсознания. Будь это знаменитый Микки Рурк или забавный Джим Керри – она была бы не столь озадачена и смущена. Почему именно Мойша, да ещё и Франкенштейн? Саз пожала плечами перед зеркалом – об этом лучше не думать, чтобы не спугнуть свой эротический сон. Она попыталась представить себе, как этот М.Ф. ведёт себя за столом – громко чавкает, облизывает пальцы, потом вытирает их о скатерть… В общем, ведёт себя просто омерзительно! По-скотски! Но самое ужасное и вместе с тем смешное – это то, что ей бы это понравилось….
…– Послушай, подруга, с чего ты взяла, что увольняют тебя одну? Видишь, сколько нас? И всех на улицу. Магазин-то наш тю-тю. Да ты сама загляни в тетрадь, за два месяца только две покупки и были, да и то так, по мелочи… – рядом с Саз стояла коллега по работе, стройная с распущенными волосами, с лукавым взглядом; но на этот раз ей можно было верить. – А этот типус – он не только к тебе приставал, всем тут мозги сделал, подумаешь – дешевка, племянник директрисы… да голубой он, сразу видно, или с головой у него не всё в порядке… Представляешь, недавно он попал под собственную тачку – на тормоз забыл поставить… Слушай, ты ведь, кажется, знаешь английский? Между прочим, твоя картавость в иностранном языке ещё как сгодится, так что не теряйся, фирм всяких развелось… Может, на твою внешность и не посмотрят…

Она была разиней, резиновая Зина,
Упала из корзины,
Измазалась в грязи…

…– Я вижу, ты сегодня совсем не в настроении?
Зуд был просто жутким. Саз третий день уже в прямом смысле слова лезла на стену, она уже перепробовала всё: от туалетного мыла до таблеток. Она даже не знала, что с ней; причина недуга выяснилась лишь в частной гинекологической клинике, куда Саз поволокла мама, впервые в жизни поволокла, хотя дочке было уже двадцать четыре года. Ну да, мамуле ведь надо убедиться в том, что Сьюзен девственница. Я ЕЩЁ ЦЕЛКА, МАМА, БЛАГОДАРЯ ТВОЕМУ ЦЕЛОМУДРЕННОМУ ВОСПИТАНИЮ И МОЕЙ ОТВРАТИТЕЛЬНОЙ ВНЕШНОСТИ. И Я ПОЧТИ УВЕРЕНА, ЧТО ОСТАНУСЬ ЦЕЛКОЙ ДО КОНЦА СВОИХ ДНЕЙ.
– …У-у-у, деточка, да у тебя тут целый рассадник… Не стоит так огорчаться, через это каждая вторая проходит, – тётка в белом колпаке почти что весело орудовала щипцами с зажатым в них ватным тампоном, тщательно изучая чужую промежность. – Небось, про маньяков и педофилов почитываешь?
– Не интересуюсь, – хмуро выдавила из себя Саз, лёжа на холодном топчане с широко раздвинутыми ногами и чувствуя себя унизительнее некуда.
– Но про любовь читаешь? Особенно на ночь.
– Она «СПИД-инфо» читает, – донёсся мамин голос из другого угла кабинета.
– «СПИД-инфо» – вещь, конечно, полезная, но ручки на ночь надо мыть тщательнее. Впрочем, что я говорю, в наше время и от туалетной бумаги можно вшей нахвататься. Придёте завтра, в это же время.
«Завтра»… Никакой чёрт не заставит её снова перешагнуть через этот порог, тем более что зуд уже проходит. «Завтра»… Саз ведёт себя к зеркалу, тщательно укладывает свежевымытые волосы, натягивает джинсы…
– Я пошла, мамуля, надеюсь, ты скучать не будешь?
Она рывком тянет на себя знакомую дверь и почти что наскакивает на коляску. Каштановые волосы… серые раскосые глаза… (отмечает Саз, глядя на Машу)… а главное – улыбка! Сидеть в инвалидной коляске и ТАК улыбаться в понимании Саз было равносильно прыжку из самолёта без парашюта или с моста – без ног. Маша встретилась глазами с Саз и улыбнулась ей, словно говоря: я счастлива, почему бы и тебе не быть счастливой?
…– Дай мне телефон, я хочу его обрадовать.
– Кого? Своего Бориса? Успеешь.
– Ну дай телефон, я хочу сделать это сейчас!
– Ох и упрямая же ты у меня, Маша!
Саз невольно задержалась, глядя на то, как эти двое – мать и дочь – садятся в маленькую легковушку, напоминающую божью коровку. И когда Маша, неловко перебираясь на сиденье автомобиля, чуть было не шлепнулась мимо, обе расхохотались. ДА, МАМОЧКА, ЭТО НЕ НАШИ С ТОБОЙ ОТНОШЕНИЯ, ОТ КОТОРЫХ ХОТЬ СПИЧКИ ЗАЖИГАЙ, ЭТО НЕ НАШИ С ТОБОЙ ШТУЧКИ-ДРЮЧКИ, ПРИ КОТОРЫХ Я ВЫНУЖДЕНА СКРЫВАТЬ ОТ ТЕБЯ ДАЖЕ КНИЖКИ И ЖУРНАЛЬЧИКИ, КОТОРЫЕ ЧИТАЮ.
Чем могла порадовать своего Бориса эта девчонка, почти что дитя в инвалидной коляске? Да уж, наверное, не грибковым заболеванием в интимном месте. Тут всё гораздо серьёзней. А может быть, наоборот – проще и веселее…
– Нет, ты сама глянь, может, у меня уже глюки начались? – теперь уже два белых колпака нагнулись, заглядывая Саз между ног.
– Да я, в общем-то, тоже немало повидала за свою врачебную практику, но чтобы вот так вот, на этом своем месте выжигали имена женихов!..
Саз не понимала, о чем идёт речь, и едва сдерживалась, чтобы не лягнуть обеих этих спятивших тёток в белых халатах и бежать прочь от этого треклятого заведения. А в голове у неё мелькали отрывки из сегодняшнего сна. Опять этот мачо. Он приходил, но выглядел на этот раз как-то странно, и оставил ей букет (насколько Саз разбиралась в цветах, это были дикие орхидеи). И мгновенно исчез, не проронив ни слова. И любви в эту ночь никакой не было. Может, мачо с ней прощался, выбрав для своих любовных утех чьи-то другие сны?..
– Может, заявим в полицию? – неуверенно предложила одна из врачих.
– Зачем? Девка сама подставляла свои прелести. Пусть себе развлекаются. Может, это новые эротические игры такие, а мы с тобой просто отстали от жизни…

…– Послушай, Джонни, ты отличный парень. Работу свою знаешь. Все-таки не первый месяц у нас… Не хотелось бы с тобой расставаться.
– А что такое? – обладатель клички «Джонни» свободно развалился в кресле, задрав ноги на стол своего шефа, широко при этом улыбаясь. – Есть жалобы от любителей кругосветных путешествий?
– На тебя? Да Боже упаси! Просто для папуасов Новой Гвинеи или там для испанских тореро твоя внешность сошла бы, но вот для тура по Европе… Побриться бы не мешало, да и вообще сменить ковбойский вид. Ну к чему у тебя на голове это дурацкое сомбреро?
– Солнце палит, глобальное потепление обещают, – Джонни снял c головы широкополую шляпу, положил её на компьютер. У Джонни были чёрные, стянутые в «хвост» волосы.
– Угу. Галстук у тебя хоть имеется?
– Достанем, шеф, не проблема. Всё будет о’кей.
– И кончай свои американизмы! Давай обращаться друг к другу по имени.
– Согласен. Будем знакомы: меня зовут Мойша, – «Джонни» церемонно протянул руку для пожатия.
– Кто-кто?.. Ах, да, но Джонни тебе больше подходит. И вот ещё что. Носки поменяй.
– И это не проблема, шеф, – Джонни-Мойша извлек из кармана упаковку новых носков, вскрыл её ловко и тут же натянул на ноги, при этом швырнув старые носки в раскрытое окно.
– Нет, всё же ты странный малый, – покачал головой шеф.
– Таким уж мама родила, – широко улыбнулся Джонни.
– Мамы нас разными рожают, только потом нам самих себя переделывать приходится. Ну, бывай, я тут отлучусь ненадолго, можешь пока покопаться в компьютере – ты ведь всё равно будешь делать это в моё отсутствие, не правда ли?.. Но завтра ровно в десять чтобы был здесь при полном параде.
– О’кей, Борис!
Джонни на сей раз улыбнулся совсем по-детски, невинно. И как только в таком парне бездна обаяния уживалась с шокирующими выходками? Прямо Симпл Ред какой-то, даром что не рыжий. Борис тоже улыбнулся, предвкушая свидание со своей возлюбленной. Он вышел в «предбанник», остановился возле секретарши:
– Джемма, вы сегодня просто обворожительны! Небось, на ужин при свечах напросились?
– Вы, как всегда, угадали, Борис Евгеньевич.
– И кто же этот счастливчик? Я его знаю?
– Нет, Борис Евгеньевич. Не из здешних.
– Иностранец? Ох, поберегитесь, Джемма, в их каменных джунглях водится много…
– … диких обезьян? Вы имеете в виду нашего Джо?
– Не стоит о нём так, Джемма. Парень умён. Хоть и не подарок к восьмому марта, присматривать за ним иногда всё же надо.
– Да, чтобы не поглупеть самим… Можете не волноваться, Борис Евгеньевич.

…Прочь! Она больше не пустит в свои сны этого мачо, этого Мойшу Франкенштейна, или как там его… Даже если он приползёт к ней на коленях. Она перестанет даже думать о нём. Она больше не будет залёживаться по утрам в постели, лучше заведёт себе собаку для ранних прогулок. Ещё… ещё можно собрать кулинарные рецепты и начать готовить, и не просто готовить, а готовить вкусно, чтобы её мачо был доволен… Впрочем, она ведь обещала себе больше не думать о нём. И ещё надо всерьёз заняться своей внешностью. Саз посмотрела на свои лопатообразные ногти, мало того, что широкие и плоские, так ещё и обгрызенные. Да и что там эта… доброжелательница так называемая советовала насчет языка? Надо, надо рискнуть, ведь ей, в конце концов, терять нечего.
И Саз рискнула – дерзко и необдуманно.
Она распахнула дверь первой попавшейся на пути фирмы (это оказалось турагентство «Тайфун»). Накрашенная элегантная секретарша при виде Саз озадаченно захлопала длинными ресницами:
– Объявление? Какое объявление? Насчет работы? Мы вроде не давали никакого объявления… А что вы умеете делать?
– Английский знаю.
– Ну, его сейчас все в какой-то мере знают. По-моему, для опытного переводчика вы ещё недостаточно созрели.
– Почему вы так решили?
– Н-н-ну… – секретарша задумалась, подыскивая нужные слова. Порылась в бумагах на столе, взглянула в свой ноутбук. – Вы недостаточно решительны, и в вас, на мой взгляд, ещё сквозит детский наив.
– Ещё я ходила на компьютерные курсы, – под оценивающим взглядом секретарши уверенность Саз в себе самой падала всё ниже и ниже, и голос становился всё тише, и в душе творилось чёрт-те что. Дурра, дурра, ну зачем она здесь? Нет, не секретарша, конечно. Эта накрашенная стерва хоть и ненамного старше Саз, зато во всём остальном она явно превосходит её. Она сама, Саз, что тут делает? Зачем пришла?..
– Ладно, я сейчас спрошу у шефа, кажется, нам нужен был курьер, – смилостивилась секретарша, поднялась и удалилась куда-то за угол, ступая по паркету на своих высоких каблуках. На таких каблуках Саз ходить не умела, несмотря даже на свой невеликий рост… а у этой с ростом было всё в порядке, да и каблуки ей ещё полметра прибавляли… Неожиданно внутри у Саз начала вспухать ненависть.
На столе закурлыкал телефон. Он звонил так долго и настойчиво, что Саз не выдержала.
– Алло, это Джемма? Это Маша.
– Это не Джемма.
– А кто?
– Не имеет значения. Я за неё. (ЭТО ТЫ, ДЕВОЧКА В ИНВАЛИДНОЙ КОЛЯСКЕ, Я УЗНАЛА ТЕБЯ ПО ГОЛОСУ!)
– Да? Понимаете, я звонила Борису, а его мобильный молчит…
– Дааааа?.. А он вам и не ответит… Маша. Борис уехал. Далеко. И навсегда. А вам, Маша… он просил передать, что ваши проблемы (ТО ЕСТЬ ТВОЯ ДОЛБАНАЯ БЕРЕМЕННОСТЬ) его не касаются…
Саз шлёпнула трубку на место. Через несколько секунд вернулась секретарша – прихрамывая, держа в руке сломанный каблук:
– Шефа на месте нет, но я ему звонила… Нет, девушка, нам никто не нужен.
– Даже уборщица?
– Даже уборщица. Но вы не падайте духом, через дорогу – фирма по распространению электротоваров, может, им кто нужен – рекламу разносить…
Секретарша улыбнулась свеженапомаженными губами. Никуда эта сучка не звонила, просто обычная уловка против таких ненужных явлений природы, как Саз. Мы вымоем бензином резиновую Зину… МЕНЯ НЕ БЕНЗИНОМ НАДО МЫТЬ, МЕНЯ НАДО ЗАЛИТЬ КИПЯЩЕЙ СМОЛОЙ!
«Саз, кому и что хорошего ты сделала в своей жизни?»
«А что хорошего могут сделать рабы и рабыни?»
«Ты не рабыня, Саз. Ты просто эгоистичный, затравленный зверёк, обладатель злой энергетики. И с чего ты взяла, что эта девочка счастливей тебя? Просто она умеет по-другому смотреть на вещи. И этот Борис… Ты же понятия не имеешь, кто он ей на самом деле. Может, он ей просто брат. И эта Маша – будущая мать-одиночка. Откуда тебе знать?».
«Я должна вернуться и всё исправить. Я ДОЛЖНА ИСПРАВИТЬ ХОТЯ БЫ ТО, ЧТО В СИЛАХ ИСПРАВИТЬ, ИНАЧЕ С ЭТИМ НЕВОЗМОЖНО БУДЕТ ЖИТЬ ДАЛЬШЕ. Я должна снова войти в эту чёртову дверь. НЕВОЗМОЖНО БУДЕТ ЖИТЬ ДАЛЬШЕ С ОЩУЩЕНИЕМ СОБСТВЕННОЙ ВИНЫ. Дай Бог, чтобы у секретарши Джеммы оказался номер Машиного телефона…

* * *

Маша положила трубку. Некоторое время она сидела, молча глядя в стену сухими глазами. Потом медленно выкатилась на своей коляске на балкон. Посмотрела на небо, улыбнулась солнцу. Поднялась с кресла, обеими руками взялась за перила. Второй этаж. Ну что ж, некоторые люди разбиваются насмерть, упав с табуретки… Тут уж как повезёт… Маша зажмурилась и, перевалившись через перила, полетела вниз.
Полёт вышел коротким.
Как раз в это самое время под балконом проходил Борис, которому Маша свалилась буквально на руки. Он успел схватить её в охапку, и был немало изумлён, когда Маша, отдышавшись и ступив на асфальт, сделала к нему несколько неуверенных шагов… на своих ногах!!! После чего Маша, тем не менее, была подхвачена Борисом на руки и внесена в свою квартиру как самая настоящая невеста!

* * *

С минуту поколебавшись, Саз во второй раз отворила дверь турагентства «Тайфун» и…
…вон он, мачо Мойша Франкенштейн! Стоит и любезничает с секретаршей Джеммой, и она, похохатывая, отвечает ему. Но вот он оборачивается к Саз и взгляд его становится таким же, как в её эротических снах – пронзительным, страстным и одновременно нежным… На, возьми меня, я твоя – отвечает её взгляд…

* * *

– Ты куда собралась, Саз?
– На свидание…
ВСЁ, МАМУЛЯ, БОЛЬШЕ Я НЕ ПРИНАДЛЕЖУ СВОЕМУ ГНУСАВОМУ ОТВРАТИТЕЛЬНОМУ ВТОРОМУ «Я». БУДУ ВСТРЕЧАТЬ РАССВЕТЫ НА БЕРЕГУ ТИХОГО ОКЕАНА И ЛЮБИТЬ ПОД ПАЛЬМАМИ, И НИЧТО НЕ ПОМЕШАЕТ МНЕ БЫТЬ СЧАСТЛИВОЙ.
Коментариев: 0 | Просмотров: 230 |
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем. Рекомендую лучшие шаблоны dle, юзаете dle? там лучшие шаблоны!

    Другие новости по теме:
  • Банановый сюрприз
  • Подарок на всю жизнь «Ваша книга»
  • Подарок для подруги
  • Каких женщин любят мужчины?
  • Агрессивый котёнок. Что делать?

  • Напечатать Комментарии (0)
    Интересные места

    Некоторые из интересных места нашего района 

    Как-то летом на Мышиных норах... смотреть дальше


     

     

    Мои любимые места

    Места где я люблю бывать

    Моё любимое место, угадайте где...смотреть дальше


     

     

    Раритеты

    Здесь размещены раритеты, думаю понравятся...

    Здесь собраны мои раритетысмотреть дальше

     

     

    Эксклюзив

    Эксклюзивные картинки, вход строго ограничен

    не нажимайте эту гиперссылку!  Внимание! Опасность! Не нажимайте!